ocherki_istorii_russkoj_etnopsihologii.php Александр Александрович Шевцов :: Очерки истории русской этнопсихологии :: авторские книжные рецензии :: Knigoobzor.ru
Александр Александрович Шевцов

Очерки истории русской этнопсихологии

Очерки истории русской этнопсихологии

Писать рецензии на книги принято по выходу их в свет. Эта же читается уже более 15 лет, а часть материалов была известна по статьям еще раньше. Книга претерпела три переиздания, что свидетельствует о ее востребованности у читателя. Взяться за перо меня побудило недооцененность этой публикации исследователями русской народной культуры.

В основу книги положены материалы, полученные автором на территории Владимирской и Ивановской областей в 1985-1991 гг. у мазык – представителей офеньской традиции.

История изучения таинственной жизни и загадочного языка офеней (афеней) насчитывает уже свыше двухсот лет: первые упоминания содержатся в словаре П.С. Палласа и относятся к концу 18 века. Тексты статей из труднодоступных изданий, а также исчерпывающая библиография словарей и публикаций по офеням и офеньскому языку были собраны в приложении к другой работе А. Андреева «Магия и культура в науке управления». К приведенному списку стоит добавить работы конца 20 века В.Д. Бондалетова и А.В. Громова.

«Закрытость» офеней исследователи объясняли происхождением и профессиональной необходимостью. Зимой за дополнительным заработком расходились по России артели плотников, пимокатов, скорняков, шорников, швецов (портных) и т.д. На малоурожайных землях развивались художественные промыслы, требующие малого количества материала, но исключительных навыков, знаний и умений при создании товара, причем товара непростого – для души. Часть офеней закупали товар оптом и в коробах разносили не только мелкую «галантерею», но и по тем временам исключительный товар: иконы, книги, лубочные картинки, линографии.

В 1930-е гг. так называемые «отхожие промыслы», как вид мелкого предпринимательства, были обложены непомерными налогами. Изменился образ жизни, и потомки офеней за ненадобностью забыли таинственный язык. Таким образом, А. Андреев встречался с последними из офеней.

Все известные исследования основаны на материалах, собранных путем прямого наблюдения – исследователь описывает то, что на виду, что доступно его «глазу». Результаты сборов во многом зависят от личностных качеств, и главное из них – это умение расположить к себе собеседника, вызвать у него доверие.

А. Андреев имел уникальную возможность провести так называемое включенное наблюдение – метод, который предполагает, что исследователь становится непосредственным участником событий. Он приходил к старикам как ученик за обучением ремеслам. И они обучали его по своим правилам. Кроме того, он приходил как «свой», как родственник. И по обычаям ему передавались знания, которые должны были обладать родственники и недоступные не родственникам. Этот обычай – основа народной культуры, называемый традицией.

А. Андреев не раз и в поздних публикациях отмечал, что «сборы производились без соблюдения научных требований» , «со стариками нельзя было быть ученым или репортером» Фиксация процесса познания пространства иной культуры сопряжена со сложностями: как описать то, что отсутствует в привычном мире. Кроме этого, условием обучения было запрет на записи на любые носители. Они впустили его в СВОЙ мир. И если исследователи реконструируют образ мира, то А. Андрееева старики сделали СВОИМ, что дает его знаниям качественно иное уровень: любая народная культура имеет тайную, скрытую, предназначенную только для посвященных, составляющую, которая недоступна для исследователей. Видимо поэтому, несмотря на сугубо научное название, владельцы сайтов помещают «Очерки истории русской этнопсихологии» в раздел «Эзотерика», ведь в них русская народная культура предстает в новом свете. Хотя…

Основам «хитрой науки» были посвящены еще несколько работ: две под именем А. Андреев, несколько под собственным именем – А.А. Шевцов. Задача обучения – это овладение собственным сознанием. «Проблема обретения сил и способностей была для офеней проблемой их высвобождения очищения сознания», - пишет А. Андреев. И тут уж сверхъестественного для современного человека не обойтись, не того сверхъестественного, что для человека архаичной культуры было естественным условием выживания и совершенствования духа, то, что позволило человеку выжить и освоить почти всю планету Земля.

Эта книга заинтересовала меня как исследователя культуры, не русской, не славянской, а культуры во всех ее проявлениях, после того, как поиски основополагающих факторов существования человечества и его духовного становления не увенчались успехом: имеющиеся источники о жизни первобытных народов не давали понимания закономерностей становления развития общества. Общение с автором, его опыт и знания, полученные во время обучения у стариков, позволило увидеть не только скрытые, но и рассмотреть явные стороны жизни человека через исследования себя саму. Ощущение, что от меня что-то скрывали, не додали, припрятали, наказывая за мою не любознательность, не целеустремлённость, а, да и просто леность души, порой вызывала отчаянность, порой – безысходность, но чаще – надежду, что не все в моей жизни потеряно, что еще смогу, пойму, почувствую, познаю и увижу себя и мир вокруг…

Рецензент: Устинова Елена Александровна

 

Вам есть что сказать по этому поводу? Оставьте свой комментарий: